Главная Интервью Гладышева: «Лучше изучать прошлое по книгам, фото и музеям, в Москве же нужно еще как-то жить»
Интервью

07.05.2008
Гладышева: «Лучше изучать прошлое по книгам, фото и музеям, в Москве же нужно еще как-то жить»

 

Для того, чтобы что-то построить, нужен инвестор, девелопер, строитель и архитектор. Чтобы узнать побольше об одной из составляющих этой команды, интернет-журнал homeweek.ru взял интервью у молодого архитектора, работающего в одной из московских архитектурных мастерских, - Евгении Гладышевой. Она рассказала нам о конфликте отцов и детей, о том, почему необходимо сносить памятники архитектуры и что дисгармонию нужно просто считать разнообразием.

- Евгения, скажите, как вообще становятся архитекторами? Это жизненное призвание? Будущие архитекторы с детства знают, кем хотят стать?

- Ну, в общем-то, да, это призвание. Дело в том, что, чтобы стать архитектором, нужно бредить этим с детства. Не то, чтобы архитектурой как таковой, но, по крайней мере, отучиться в «художке», все время рисовать, творить, по настоящему этим увлекаться. Это одна из тех профессий, когда нельзя вдруг на 3-м курсе химфака решить «Хм, а почему бы мне не стать архитектором?». Одно только поступление в архитектурный чего стоит. Это как минимум несколько лет упорного труда чтобы просто поступить. И далеко не все поступают с первого раза, многие по несколько лет, как в ГИТИС. Я в первую очередь, конечно, говорю о МАрхИ, но в Москве есть и еще пара приличных заведений. Кроме того, когда встаешь на эту дорогу, трудно с нее свернуть. Конечно, многие в результате выбирают какие-то другие творческие профессии. Я тоже много чем еще, помимо основной работы, занималась и подрабатывала, пока училась.

- Например?

- Обложки и иллюстрации для книг делала, фотографией занималась, дизайном. Дизайном интерьера я и сейчас занимаюсь. Здесь вообще открывается множество возможностей, которые не требуют очень больших технических навыков. Точнее, эти навыки получить несложно и недолго, чего определенно нельзя сказать об архитектуре, проектировании и прочем.

- Старшее поколение архитекторов, прошедших советскую школу, часто не очень положительно высказываются о молодом поколении коллег. И строят, мол, хуже, и проекты глупые. Вы сталкиваетесь с возрастной проблемой на работе?

- Да, случается. У меня еще к тому же семья архитекторов, там мне больше всего критики достается. А вообще, я думаю, это естественно. Так всегда было и всегда будет. Старшие всегда критикуют то, что делается младшим поколением. Мы менее опытны, а образ мыслей у нас при этом совершенно другой. Мы более склонны к каким-либо инновациям, экспериментам. Но из этого конфликта поколений, мне кажется, и вырастают лучшие проекты.

 

К арх-экспериментам более склонны молодые архитекторы

 

- От чего зависит то, какие именно люди оказываются в одной команде? Ведь это определяет, какие проекты будут рождаться в мастерской.

- Зависит это от начальства. Некоторые, к примеру, предпочитают брать только молодых ребят. У нас почти все очень молодые. Лишь один человек может сильно повлиять на проект. С другой стороны, мастерская тоже очень сильно меняет архитектора. Тем более молодого. От первых лет его работы зависит то, что он будет делать в будущем и как делать. К примеру, если ты пойдешь работать в «ДонСтрой», то нужно сразу понимать, что именно ты там будешь делать. Никто там не станет ожидать от архитектора какой-то художественной самодеятельности. Он либо быстро оттуда уйдет, либо прогнется под систему и станет строить то, что строит «ДонСтрой». Второе, конечно, раз уж тебя взяли в такую компанию, более вероятно. Кушать-то надо.

- Вам самой нравится, как сейчас застраивается Москва?

- В целом - вполне. Я считаю, что большой мегаполис должен быть «мобилен», если так можно сказать. То есть понастроили «хрущевок», пожили, снесли – не жалко. Типовая застройка на то и типовая, что строится отнюдь не на века, а просто чтобы люди пожили. А как только она себя изживает, ее можно «выбросить». Город должен постоянно обновляться, подстраиваться под реалии сегодняшнего дня. Если сегодня есть потребность в большом количестве офисов, то можно и нужно снести совершенно изжившие себя и уже нефункциональные здания для советской номенклатуры и построить на их месте удобные и современные офисные здания. На самом деле ничего ужасного в сносе старого вообще нет. Люди просто упорно не хотят видеть в этом мешающее городу дышать старье, а все ищут во всем историю и памятники архитектуры. Город должен постоянно обновляться, чтобы в нем можно было жить и работать. Что толку любоваться на «памятники архитектуры» из окна машины, 2 часа стоя рядом в пробке или час добираясь пешком на работу в это здание, потому что припарковаться негде?

- Хотите сказать, что строительство новых офисов способствует решению транспортной проблемы?

- Конечно, и не только офисов, а вообще современное строительство любых объектов: торговых центров, жилых домов. Потому что сейчас все прекрасно знают проблему парковок и в проекте любого объекта обязательно учитывается паркинг. И решив проблему парковок, мы бы решили половину транспортной проблемы. Когда припаркованные машины не будут занимать две трети дороги, проехать по ней будет как-то полегче. Посмотрите на район «Белорусской». Там сейчас строится огромное количество офисных зданий. Кстати, получается довольно симпатичный офисный район. Вообще на первом месте идет задача практичности, а потом уже можно думать о красоте и истории. В городе, где ни проехать, ни пройти и работать приходится в разваливающемся, но зато историческом здании, а жить при этом на пятом этаже без лифта и со сгнившими санузлами, собственно и жить то просто нельзя. Нам сначала нужно об этом побеспокоиться, а потом уже обо всем остальном. Кроме того, кто вообще сказал, что это некрасиво? Люди в штыки принимают все новое, вот и все.

 

Одно из офисных зданий на «Белорусской»

 

- Москва выходит очень разношерстной. У нас и старые особняки, и церкви, и советские постройки, и новые «стекляшки». Разве не в гармонии заключается красота облика города?

- Я не вижу в этом ничего плохого. Точнее, я не вижу, как может быть иначе. Снести все под корень и построить разом город будущего мы не можем. Можем только постепенно обновлять его, модернизировать. Это так или иначе приведет к тому, что он так выглядит. Считайте это разнообразием, а не дисгармонией. Все правильно: у нас есть и старинные особняки, и значимые постройки XX века, и древние церквушки, на которые можно полюбоваться желающим, и граничащее с ними комфортное жилье, функциональные офисные и административные здания со всеми необходимыми в сегодняшних реалиях удобствами, современные торговые центры. Что же в этом плохого? Фразу «город контрастов» обычно произносят в положительном смысле. И вообще, лучше изучать прошлое по книжкам, фотографиям и музеям, в Москве же нужно еще как-то жить.

Текст: Анастасия Кондрашова, homeweek.ru




Добавить комментарий

Ваше имя


Комментарий


Код