File does not exists! (adv.html)
Главная Интервью Москва жаждет новаций. Архитекторы тоже
Интервью

04.06.2008
Москва жаждет новаций. Архитекторы тоже

Гуляя сегодня по улицам столицы и видя свежепостроенные здания, мы почти не задумываемся о том, как проект родился, почему здание выглядит именно так и располагается именно здесь. Архитектор Дарья Попова рассказала о том, почему заказчики не любят необычные проекты, что такое «концепт» и чего жаждет Москва.

- Даша, ты заканчиваешь 3 курс МАрхИ и уже работаешь по специальности. А до этого ты тоже совмещала работу и учебу?

- Да, но не совсем по специальности. Дневной архитектурный не оставляет особо много времени. Точнее сказать, вообще его не оставляет. Приходится как-то выкручиваться. Мало кто жаждет принимать на работу вечно занятых студентов дневных отделений. А тут еще не просто дневное, тут еще после института работы навалом.

- И как же ты выкручивалась?

- Одно время я работала в чем-то вроде швейной мастерской-студии. Ну, то есть не модельный дом, но и не ателье. Надолго меня не хватило – слишком много времени занимало. Потом более стандартными вещами занималась – делала обложки и иллюстрации. Это можно делать дома, так что удобно.

- А как ты попала в архитектурную студию? Ведь немало и выпускников, которые не откажутся оказаться на твоем месте.

- Как всегда - случайно. Меня привела знакомая, меня взяли работать в одной программе. Сейчас я уже много чем занимаюсь. Оказалось, учиться непосредственно в рабочем процессе в тысячу раз проще и быстрее, чем посещать дополнительные компьютерные курсы и прочее.

- И как же тебе сейчас удается совмещать учебу и работу?

- Ну у нас достаточно либерально и с пониманием относятся к студентам. Работаем мы после занятий, а на время сессии сильно не загружают работой. Хотя как раз сейчас у нас заканчивается стадия разработки концепт-проекта и начинается непосредственно проектирование. Но и учебный год уже закончился, так что можно работать и днем.

- А в чем разница между концепт-проектом и просто проектом?

- Разница в том, что если у нас на самом деле по концепт-проекту стены разъезжаются и балки в воздухе висят – это не страшно. Концепт-проект – просто картинка, которую нужно показать заказчику. В концепте видна суть будущего здания, внешний вид, внутреннее наполнение. И если проект одобрен, картинка остается той же, и начинается настоящее проектирование, где уже нельзя допускать никаких оплошностей и ошибок. По этому проекту уже будет строиться здание. Все должно быть точно до миллиметра.

Что же касается ошибок и ляпов, то они часто всплывают уже в процессе. Бывают вещи, которые сперва никто совершенно не замечает, хотя вроде бы очевидность ляпа налицо и не заметить его трудно. <

- Например?

- Например, проект отличного комплекса, где вроде бы все предусмотрено, проект просто «вылизан». А когда его построили, вдруг обнаружилось, что въезд в паркинг расположен вплотную к детской площадке. И все, ничего с этим не поделаешь – дом уже стоит. Спрашивается: как такой очевидной ошибки можно было не заметить ни на одной стадии проектирования? На самом деле это не так-то просто, как кажется, - все предусмотреть и продумать. Наибольшая часть таких ошибок в проекте обнаруживается как раз тогда, когда архитекторы подробно начинают расчерчивать проект и корпеть над каждой деталью. Главное, чтобы замечено это было до того, как изменить уже ничего нельзя.

- Чего вообще хотят заказчики? Они приходят в архитектурное бюро и говорят «Мы хотим большой блестящий комплекс там-то на такой-то площади. Сделайте» или просят что-то конкретное?

- Ну, когда как. Конечно, полной свободы действий никто не предлагает, но и детально тоже пожеланий не описывает. Некоторые уже имеют свои наброски к моменту обращения в архстудию, но в основном это уже работа архитекторов. Делаются разработки, которые заказчик либо одобряет, либо отбрасывает. В итоге получается целиковый концепт-проект, от которого уже и начинается непосредственного проектирование. В основном, первоначальные требования заказчика касаются каких-то общих вещей. Самое грустное здесь, что заказчики страдают страшной ограниченностью. И не потому, что они сами предпочитают стандартность и штампы. Просто они вкладывают большие деньги и не хотят, чтобы проект провалился или не окупился, что в сущности для них одно и то же. Какой-то необычный, новаторский и интересный проект – это рискованно. Есть проверенные временем стандарты, которые точно окупятся. Сделать что-то необычное, интересное они просто боятся, так как никто со стопроцентной точностью не скажет, принесет это прибыль или, наоборот, убыток.

- Но ведь в последнее время появляется немало как раз уникальных и экстраординарных построек...

- Ну, они так и появляются – когда появляются редкие люди, готовые оценить этот риск и пойти на него. Проблема же не в том, что проект как-то необычен, а в том, чтобы не наворотить там черт знает чего от восторга. Любой проект требует тщательной продуманности, тем более если у него особо нет аналогов. Здесь просто задача становится сложнее. Конечно, есть такие люди, которые готовы рискнуть, и благодаря им города преображаются, наполняясь какими-то интереснейшими, радующими глаз постройками. Я пока, к сожалению, с такими заказчиками не сталкивалась, но очень надеюсь.

- А какие проекты ты считаешь интересными?

- Ну, вообще в Москве не так уж мало интересного строится и построено. Сложно назвать что-то конкретное... Нашумевший «дом-ухо», например, мне нравится. Он, кажется, недавно премию какую-то получил.

- «Дом года-2007».

- Ну да.

- Говоря о нашумевших проектах, что ты думаешь об «интековском» «Апельсине»?

- Мне сложно сказать. Я только видела общий внешний план в Интернете. На картинке выглядит неплохо, но сложно сказать, что получится в итоге. Пока судить я об этом не могу. Так или иначе, сегодняшний ЦДХ по сути бетонная коробка, в которой хорошего пожалуй только то, что она вид нигде не перегораживает из-за своей малоэтажности. Вряд ли такой проект на его месте как-то ухудшит район Крымского вала.

- Сейчас в ЦДХ как раз идет Биеннале архитектуры, где можно отчетливо проследить нынешние архитектурные тенденции. А Дональд Трамп-младший буквально вчера назвал Москву наилучшим местом для реализации уникальных и необычных проектов. Что ты об этом думаешь?

- Ну, что касается Трампа, то он, безусловно, прав. В Москве действительно огромное количество площадок для подобной застройки, есть спрос, и это все имеет смысл. Город нуждается в преображении и, как мне кажется, просто жаждет чего-нибудь «остренького». Что же касается биеннале, то я бы не сказала, что лично меня она особо впечатлила. Хотя насчет тенденций ты права. Главной тенденцией я бы назвала то, что из года в год проекты становятся все более и более амбициозными, масштабными. Раньше всех тянуло на точечную застройку, на действительно огромные проекты особенно не замахивались. А в последнее время наоборот. Чего один только «Сити-парк» в Калуге стоит. Полгорода перестраивают. Но мне на биеннале больше всего понравились небольшие, но хорошие и интересные проекты. В последнее время много что изменилось и, как мне кажется, в лучшую сторону.

Текст: Анастасия Кондрашова, homeweek.ru

 
11
 



Добавить комментарий

Ваше имя


Комментарий


Код







File does not exists! (adv.html)
File does not exists! (adv.html)
File does not exists! (adv.html)
File does not exists! (adv.html) File does not exists! (adv.html) File does not exists! (adv.html)