Главная Интервью Алексей Гарюнов: Россия накануне Великой депрессии
Интервью

17.10.2008
Алексей Гарюнов: Россия накануне Великой депрессии

Мировой кризис ликвидности беспокоит наших соотечественников. Средства массовой информации пестрят сводками с финансовых фронтов, а российские обыватели заворожено следят за скачками биржевых котировок, так до конца и не понимая, как эти зеленые и красные цифры отразятся на их кошельках. И всех без исключения беспокоит вопрос: что же все-таки будет дальше? О том, какие изменения ждут наш финансовый климат, и что же будет происходить на российском рынке недвижимости, рассказал главному редактору homeweek.ru Алексей Гарюнов, руководитель направления недвижимости инвестиционной компании «Финам»:

Алексей Гарюнов не соответствует стереотипным представлениям о финансисте. Никаких строгих костюмов, бескрайних дубовых столов и обязательных письменных приборов из уральского змеевика. Алексей – молодой человек в неформальных джинсах, с живым лицом и мягкой улыбкой. Стену в его кабинете вместо биржевых графиков и диаграмм украшает календарь с изображениями Лимонова и Каспарова в эпических доспехах на фоне пылающей колокольни Ивана Великого.

 

 

- О том, как кризис повлиял на состояние рынка недвижимости, рядовой российский гражданин знает только, что девелоперы «замораживают» стройки, и что получить ипотечную ссуду стало практически невозможно. А что в реальности?

 

- Если фондовый рынок быстрее всего реагирует на изменения в экономике, то рынок недвижимости, как мы все знаем, очень инертен, потому что производственный цикл в строительстве занимает, в среднем 24 месяца. Как женщине, чтобы родить ребенка, нужно девять месяцев, так застройщикам нужно двадцать четыре. Быстро дом не построишь. Поэтому и ждать в ближайшее время каких-то глобальных изменений на рынке жилья не приходится. Я бы сказал, что в ближайшие два-три месяца резкого снижения цен мы не увидим. К тому же на носу новогодние праздники, после которых, как правило, наступает довольно серьезный примерно полуторамесячный спад. Скорее всего, мы увидим резкое снижение где-то к марту месяцу. Именно тогда мы в полной мере ощутим последствия запущенных сегодня экономических процессов в жилищной сфере. Происходит сокращение кредитов и рефинансирования кредитов для застройщиков; компании, которые стремятся остаться на плаву, идут на сокращение производств, увольнение штатов, что безусловно, повлечет за собой сокращение платежеспособного спроса. И в конечном итоге, в марте месяце на рынке недвижимости мы увидим то, что сейчас происходит на фондовом рынке. По весне образуется лавинообразное предложение: люди потихоньку начнут сбрасывать квартиры, которые приобретались в инвестиционных целях, когда не увидят перспектив дальнейшего роста их стоимости.

Вообще, если государство взглянет на эту проблему с другой стороны, именно со стороны российского гражданина, то глубокого кризиса в жилищной отрасли мы можем и не увидеть, потому что у нас на сегодняшний день действительно не хватает тех самых пресловутых квадратных метров на каждого гражданина.

 

- Складывается впечатление, что та шумиха, которая раздута вокруг «заморозки» проектов девелоперами, это в большей степени миф, чем реальное положение вещей. Или это не так?

 

- На самом деле, ничего нового не произошло. Девелоперы всегда грешили «бумажными» проектами, анонсировали их, хотя даже когда не было кризиса, не спешили их реализовывать. Построить те миллионы квадратных метров, о которых они говорят, быстро невозможно.

Вокруг девелоперов действительно поднялась шумиха, и я бы даже сказал, что это адресная шумиха. Заявления Полонского о том, что у нас ничего не происходит, не соответствуют действительности. Мы знаем все это изнутри: у нас в структуре банка были заложены бумаги одного девелопера – сработал маржин-колл и, соответственно, часть пакета перешла нам. Когда мы окунулись в структуру кредиторской задолженности этого девелопера, то просто ужаснулись! Кредитное плечо у многих компаний-застройщиков не отвечает сегодняшним рыночным условиям. У меня складывается впечатление, что девелоперы особо не задумываются о том, что сейчас происходит в экономике. По сути дела, они брали под застройку все, что возможно – любые участки, которые, в принципе, отвечают их требованиям. Теперь все это лежит в их портфелях, а как они будут это осваивать, уже другой вопрос. Это до недавнего времени никого не волновало.

 

- В кругах аналитиков ходят слухи, что российская ипотека, особенно в регионах, практически мертва и вряд ли сможет восстановиться. Как вы можете это прокомментировать?

 

- Я согласен с этим утверждением. Если московская недвижимость еще хоть как-то обеспечивается московскими банками – есть ипотечные фонды, они имеют доступ к «длинным деньгам», то региональная финансовая система достаточно слаба и более подвержена каким-то корректировкам.

 

- Я так понимаю, что, к тому же, региональной недвижимости просто гораздо меньше, поэтому любя динамика отражается…

 

- Да, в первую очередь, на регионах. Там и вклады в финансовые системы гораздо меньше, и спрос скромнее. А с тем уровнем требований к заемщику, который на сегодняшний день еще более ужесточился, ипотека стала совершенно неподъемной. Вот если бы государство сделало серьезные шаги в этом направлении, решило бы поддержать ипотечный рынок, то не только ситуация бы изменилась, но и власть набрала бы себе очков.

Я считаю, прежде всего, нужно вливать целевые деньги в поддержку реального сектора экономики, это касается и недвижимости, а не спасать спекулятивный фондовый рынок, который никому не нужен.

 


- У населения существует представление о том, что самое выгодное вложение средств – это покупка недвижимости. И тем более в условиях кризиса. Действительно ли это надежно?

 

- Вы знаете, в народе до сих пор живет память о временах СССР, когда можно было в результате деноминации потерять даже сбережения, размещенные в сберкассе. Мнение это существует из-за нашей истории.

- То есть сейчас нет необходимости срочно инвестировать в недвижимость?

 

- Нет. Есть достаточно много других финансовых инструментов, которые позволят пережить инфляцию. На самом деле, недвижимость не обладает ликвидностью. У нее самый большой срок экспозиции, поэтому при нормализации финансового климата, выйти из таких вложений будет тяжело. Нужно, мне кажется, поискать какие-то другие методы вложений, например инвестировать в сельскохозяйственные земли. Кстати, мы в рамках холдинга «Финам» развиваем закрытые паевые фонды. В свое время, еще год назад, мы, предчувствуя ситуацию, которая может сложиться на рынке, сознательно ушли от вложений в недвижимость и стали приобретать сельскохозяйственные земли. Это реальная альтернатива привычным инструментам долгосрочных вложений, к тому же достаточно не оцененная. Но вложения в землю, должны, конечно, происходить с помощью фондов, ведь самому ехать, скажем, в Краснодарский край достаточно проблематично.

 

- А что касается людей, которые и так хотели приобрести квартиру – им стоит сейчас это делать? Или лучше не торопиться?

 

- Хороший вопрос. Но мне кажется, это вопрос в большей степени психологии. На таком фоне я бы, конечно, тоже подождал. К тому же впереди Новый год. Как вы знаете, даже в хорошие времена девелоперы делали хорошие рождественские подарки, а в этом году, я думаю, подарки будут еще привлекательнее.

 

- Алексей, а как вы оцениваете эффективность антикризисных мер, предпринимаемых нашим правительством?

 

- Что касается сегодняшних правительственных мер, я думаю, что их очень поздно начали реализовывать. У меня такое ощущение, что Медведев, опасаясь негативного воздействия на массы, не хочет показывать того, что действительно происходит. Нынешний пакет антикризисных мер, мне кажется, уже запоздал. А те деньги, которые были анонсированы правительством, оседают в трех крупнейших банках, не доходя до кровеносной системы экономики. Даже до банков средней руки эти средства не доходят. Это не просто кризис, а кризис доверия.

 


 

- Еще вопрос. Вчера на пресс-конференции в агентстве «РИА Новости» Егор Гайдар сказал, что своего пика кризис еще не достиг. Вы согласны с этим прогнозом?

- Абсолютно согласен. Я недавно изучал данные относительно американского кризиса, Великой депрессии. Так вот, фондовый рынок рухнул у них в 1929 году, а последствия этого краха в реальном секторе проявились в 1932-33 годах. Но это был кризис локальный, а сейчас у всего мира проблемы с ликвидностью.

- То есть о сроках говорить сейчас не приходится?

- Я был бы с этим осторожнее. Мне кажется, что весной будущего года настанет момент, когда каждый россиянин почувствует кризис на себе. Работодатели займутся активным сокращением штатов, вырастет безработица. На этом фоне, конечно, может сократиться инфляция, но с другой стороны, если происходят вливания денег, значит, инфляция все-таки у нас будет. А самое основное – это сокращение потребительского спроса. Мы еще пристальнее начнем считать деньги. Придется отказаться от каких-то благ и затянуть потуже пояса. Правда, я думаю, что к лету власть примет какие-то меры по борьбе с этим новым витком кризиса, и к осени ситуация стабилизируется.

Текст: Виктория Сафонцева, главный редактор homeweek.ru




Добавить комментарий

Ваше имя


Комментарий


Код