File does not exists! (adv.html)
Главная Статьи Бегство из столицы
Статьи

28.04.2009
Бегство из столицы

Мой свекор несколько лет назад переехал из Москвы в загородный коттедж. Ему нравится выходить по утрам на крыльцо собственного дома, глядеть на лес и жарить шашлыки на собственном участке. И он не одинок. В то время как жители Подмосковья мечтают о скромной «однушке» хотя бы на окраине столицы, коренные жители Нерезиновой торопятся обзавестись недвижимостью в ближнем Замкадье.

«Прочь из Москвы!» – восклицают вслед за Чацким представители среднего класса. Рыночный тренд оказался жизненной философией, лайфстайлом. Адепты усадебной жизни говорят, что жить за городом – значит, прежде всего, уважать себя. Ритм мегаполиса превращает человека в шестеренку, в белку, крутящуюся в колесе бешеного московского трафика, однообразных интерьеров квартир и офисов, проблем с парковкой у супермаркетов. Жизнь в столице – это как фастфуд. Жизнь за городом – как обезжиренный йогурт с отрубями и злаками: экологично и модно. Так говорят они.

Девушка, которая берет с полки супермаркета обезжиренный кефир, посылает обществу мессидж: «Я забочусь о своем здоровье». И рядом с ней мне становится как-то даже стыдно за то, что моя рука привычным жестом тянется к холодильнику с полуфабрикатами из микроволновки. Столичный менеджер, покупающий коттедж или таунхаус для того, чтобы перебраться туда вместе с юной красавицей-женой посылает нам тот же мессидж. Он хочет, чтобы его сын, которого еще пока нет на свете, сделал свои первые босоногие шаги на траве, в которой нет осколков стекла. Он хочет по вечерам возвращаться домой, к жене, и за ужином жаловаться ей: «Ты знаешь, в Москве так ужасно шумно!».

 


 

Мода на переезд из мегаполиса за город родом из США. Американцы, а вслед за ними и жители крупных европейских городов перебираются в пригороды уже не один десяток лет. В начале двухтысячных мода на жизнь за городом добралась и до Москвы.

Впрочем, массовым трендом бегство из столицы так и не стало, оставаясь эдаким элитарным лайфстайлом для понимающих толк в жизни. Сначала популярности мешал прочно пустившие корни в умах россиян советские стереотипы счастья «квартира-машина-дача» и «лучше двушки в Москве может быть только трешка в ней». Потом, когда количество желающих перебраться поближе к тишине и природе вроде бы увеличилось, грянул кризис и спутал все карты. Понятие о житейском счастье вновь скукожилось до границ МКАД.

За год до начала мирового финансового кризиса, безмятежной и сытой осенью 2007 года заместитель генерального директора девелоперской компании «Новая площадь» Евгений Фетисов в интервью журналу Forbes предрекал: «Народ уедет жить за город». И тут же сам признавался в близости к этому самому народу: «Я пока снимаю загородный дом, а буду жить в таунхаусе. Когда есть семья и ребенок, жить в мегаполисе невозможно. Важно, куда ходить, чем дышать».

В условиях кризиса желающих повторить процитированную выше фразу Александра Андреича Чацкого заметно поубавилось. Оно и понятно: решение квартирного вопроса для большинства россиян – задача далеко не первоочередная, к тому же рынок недвижимости ведет себя непредсказуемым образом, из-за чего даже те, кто не отказался от идеи приобрести двести-триста подмосковных «квадратов», ждут: а вдруг завтра будет еще дешевле?

Так или иначе, а падение спроса на загородную недвижимость налицо. Впрочем, это не означает, что желающие приобрести домик в деревне или коттеджном поселке исчезли вовсе. Эксперт компании Intermark Savills Елена Карпова отмечает, что активность на рынке загородной недвижимости сегодня можно охарактеризовать как высокую, но реальных сделок при этом почти не происходит.

«А вот это, Петька, и есть диалектика», - иронизировал Василий Иваныч в одном старом анекдоте. Причин такого, на первый взгляд, странного поведения загородного рынка несколько. Неугасающий интерес москвичей к подмосковному жилью можно объяснить, например, желанием все же осуществить свою докризисную мечту, построить-таки дом, где можно будет вырастить сына и посадить дерево. Или внезапно открывшейся несколько лет назад у жителей столицы любовью к родной природе. Нет, конечно, все любят тихие московские дворики, церквушки и переулочки, но ведь большинство из нас живет в совсем другой Москве – Москве «спальников», промзон и бог знает чего еще. Так что лучше уж березки и речка.

Впрочем, у тенденций, господствующих нынче на рынке загородной недвижимости, есть и вполне рациональные экономические причины. Первая – это площадь среднестатистического «домика в деревне». В ближнем Подмосковье сегодня практически не сыскать предложений площадью меньше 150 квадратных метров. И это при том, что рынок завален предложениями при низком уровне спроса.

Удивляться, впрочем, не приходится. Сегодня застройщики коттеджных поселков продают то, что построили до кризиса. А до кризиса все хотели приобрести дом побольше – еще бы, ведь размер загородного дома для нашего человека стал показателем достатка хозяина. Если ты хочешь, чтобы тебя уважали, будь добр приобрести не менее трехсот «квадратов», а лучше еще побольше.

 


 

В далеком 1989 году моя бабушка была очень счастлива тем, что ей удалось приобрести китайский обеденный сервиз на 24 персоны. Правда, за прошедшие двадцать лет моя семья ни разу не давала обедов на 24 персоны, и сервиз все это время пылится в серванте. Вот и мало кому из покупателей подмосковных коттеджей пригодился их колоссальный метраж. «Здесь у нас спальня, и здесь спальня, и здесь тоже спальня», - рассказывают они своим гостям, водя их на импровизированные экскурсии по пыльным комнатам. Однако статус, статус.

Нынешний кризис отрезвил многих. Сегодня многие вполне себе состоятельные граждане мечтают о коттедже в полторы сотни квадратных метров. Однако таких скромных площадей на рынке подмосковной недвижимости не сыскать днем с огнем. Девелоперы распродают то, что отвечало докризисным запросам. А до кризиса наши соотечественники хотели жить на широкую ногу – в домах площадью 350-400 квадратных метров (именно такова средняя площадь предложения по Подмосковью). К тому же, как отмечают эксперты, в реальности эта цифра еще больше – из-за того, что статистика учитывает не только коттеджи, но и таунхаусы, которые, как известно, невелики по площади.

На сегодняшний день в непосредственной близости от Москвы практически нет отдельно стоящих коттеджей площадью меньше 300 кв. м, не говоря уже про в два раза меньшие площади. В радиусе 50 км от МКАД найти дом площадью в пределах 150 «квадратов» можно, но опять же, предложений мало. По разным оценкам, лишь 15- 20 % от всех домов, расположенных в этом радиусе в коттеджных поселках, приходится на небольшие дома. На границах Московской области с соседними областями их число увеличивается практически в четыре раза, но желающих переехать или, на худой конец, приобрести дачу в таком отдалении от столицы очень мало.

Армен Маркосян, директор по маркетингу холдинга «Сапсан», приводит в пример положение дел на популярном нынче Новорижском направлении. «Здесь до 10 км от МКАД доля маленьких домов не дотягивает и до 5 % от общего предложения на рынке; с 10 км по 25 км она колеблется от 5 % до 20 %; с 25 км по 35 км - от 20 % до 40 %; с 35 км по 50 км составляет 40-50 %; дальше 50 км - 50-80 %».

Впрочем, потенциальные покупатели, не желающие умерять свои запросы в угоду кризису, еще остались. Но и они не спешат делать покупку: все ждут, когда же дисконт на «домики в деревне» станет еще более привлекательным. Эксперт компании Intermark Savills Елена Карпова отмечает, что сегодня общей тенденцией среди покупателей является желание купить любые объекты со скидкой 50 % и более. При этом, получив желанную цену, клиенты успокаиваются и решают ждать еще больших дисконтов.

 


 

Впрочем, кризис все-таки не резиновый, и дно рынка, как предрекают аналитики, не за горами. «Индикаторы рынка недвижимости» считают, что стабилизация цен на российскую недвижимость наступит уже в мае, и на майском уровне цены будут сохраняться до конца года, после чего последует рост. Возможно, что цены на загородное жилье при этом еще некоторое время будут продолжать незначительное падение – все-таки для этого рынка характерна некоторая инерция. Однако ждать значительных дисконтов все же, однозначно, не стоит.

После того, как кризис стихнет, а жизнь войдет в свою колею, рынок подмосковной недвижимости изменится. На карте Подмосковья появятся новые коттеджные поселки и комплексы таунхаусов, которые предложат своим покупателям объекты площадью 150-200 квадратных метров. Спрос на них обязательно будет: кризис научил россиян жить рационально. А желание поселиться на лоне природы – вечная ценность, как ни крути.

Текст: Виктория Сафонцева, homeweek.ru




Добавить комментарий

Ваше имя


Комментарий


Код







File does not exists! (adv.html)
File does not exists! (adv.html)
File does not exists! (adv.html)
File does not exists! (adv.html) File does not exists! (adv.html) File does not exists! (adv.html)